Tags: еврейский вопрос

Был ли возможен сталинский государственный антисемитизм?

Уважаемый sahonko настолько четко ответил уважаемому mendkovich по поводу предполагаемого современными буржуазными историками сталинского антисемитизма в послевоенные годы(ссылка 1, ссылка 2), что я решил дать это отдельным постом. Не устану повторять: не поймете частное, не зная общего. От понимания общего – к пониманию частностей. Большинство моих разногласий с блогерами постсоветского образования (Мендковичем, Исаевым, Бахуриным) связаны с этим дефектом в их миропонимании.

sahonko
Абсолютно неверно борьбу с националистическим кумовством и националистической корпоративностью наблюдавшимися среди представителей еврейской диаспоры называть антисемитизмом. Антисемитизмом называют однозначно националистическое явление в то время как проводившаяся борьба с национализмом полностью укладывалась в рамки интернационализма. Поймите, борьба велась не с национальностью и национально-культурными особенностями, а с использованием этого фактора в корыстных целях представителями этой национальности.

Напоминаю:
Когда говорят о национализме, то обычно зацикливаются на этно-территориальном факторе. В самом же деле национализм явление чисто политическое. То есть его сущность составляет такая ориентация управления и организации общества, чтоб дать социально-экономические преимущества одной "национальности" (по какому принципу она выделяется их других, по этническому или территориальному, значения не имеет) в ущерб другой. Могут возразить, что национализм необходим для угнетенных наций как идеология национально-освободительных движений. Однако для этих целей вполне достаточно интернационализма, цель которого - уравнивание всех наций в социально-экономическом плане. То есть целевой вектор интернационализма на отрезке борьбы нации против своего угнетения совпадает с целевым вектором национализма. Однако по достижении социально-экономического равенства целью интернационализма становится поддержание этого равенства, национализм же ставит целью дальнейшее улучшение социально-экономического положения своей нации относительно других, то есть в ущерб и за счет других народов. (сформулировано здесь)

То есть ограничение действий представителей одной из национальностей, направленных на возвышение и приобретение больших прав и возможностей по отношению к другим национальностям осуществляется вполне в рамках интернационалистического подхода. Поэтому такая интернационалистическая ограничительная политика никак не может называться государственным антисемитизмом. Оксюморон - интернационалистический антисемитизм. Другое дело, что на процесс проведения такой интеhнационалистической политики вполне могли накладываться действия отдельных руководителей продиктованные их бытовым антисемитизмом. Но это уже проходит по статье искажения политики, то есть это происходило в разрез с интернационалистической политикой государства.
promo historian30h december 18, 2016 09:00 17
Buy for 30 tokens
Поддержать мой блог вы можете покупкой в моем премиум-магазинчике ремней, кожгалантереи, аксессуаров себе или родным, знакомым в подарок по специально заниженной цене и с хорошими гарантиями. Прошу под кат. В ЖЖ я известен своими историческими расследованиями. У меня получается это потому, что…

«Сталин и евреи» Верхотурова

Мой комментарий:
факты явной активизации антисемитских чисток инициированных из ЦК в 1940-1950-х. Можно спорить, какую роль в этом процессе играл лично Сталин, но наличие антисемитских инициатив из самых верхов во многом доказанный факт.
---------------
Это не доказанный факт, а современная чисто пропагандистская оценка, основанная на псевдомонографиях мошенника Костырченко.

Запомните: политика советского центра никогда не была направлена против какой-то нации, это было просто антисистемно (пролетарский интернационализм и дружба народов). Центр бил по еврейскому национализму, как бил ровно также по любому другому. После войны в связи с образованием Израиля, в связи с началом холодной войны, активизировались евреи - агентура Израиля и США, били по ним. Все это не имело НИКАКОГО отношения к антисемитизму, это сугубо оборонительная политика. Блин, кого в это время Сталин ставил во главе восточно-европейских стран? Там сплошь евреи, но евреи-сталинисты, их потом Хрущев с трудом зачищал.

Другое дело, что еще раньше, к середине 1930-х годов, в СССР выросли славянские кадры управленцев, которые стали подвигать управленцев-евреев, когда-то сразу после революции спасшие советскую республику от саботажа чиновников. Славянские группировки на местах подвигали евреев, мощный удар по еврейским кадрам нанес Ежов с подельниками. После войны без работы осталась огромная волна славян, претендующих на теплые места. В этих процессах антисемитизм был своего рода неформальной идеологией освобождения теплых мест славянами для себя. Но это не политика центра, напоминаю, что в это же время центр нанес смертельный удар по самому сильному славянскому клану - ленинградскому. Центр бил по любому проявлению национализма. И был прав.




Оригинал взят у mendkovich в «Сталин и евреи» Верхотурова
Наконец, собрался написать краткий отзыв на книгу Д. Н. Верхотурова «Сталин и евреи» (Москва, Яуза-пресс, 2015). Как могут помнить читатели, книги этого автора по экономической истории я здесь рецензировал и теперь обращаюсь к новому изданию на новую тему.
В книге можно выделить стержневую тему и периферийные главы. Стержень - посвящен по сути развитию идей советского автора и чиновника Ю. Ларина (Лурье), который рассматривал проблему еврейства и антисемитизма в раннем СССР через экономическую призму. По его мнению, интеграция советских евреев в экономику на общих основаниях решила бы и проблему национальной обособленности, и национальной неприязни.
В ключевых главах «Сталина» Верхотуров показывает, в т.ч. на материалах Ларина, что до революции и в первые советские годы еврейская нация оставалась во многом неприкаянной в экономическом отношении. Затем последовали программы по экономической адаптации этой нации: вначале следовали проекты по созданию еврейских сельских хозяйств в Крыму и Биробиджане, затем, в период индустриализации, - разворот еврейства к промышленности. Обе составные части этой политики Дмитрий Верхотуров признает успешными, привлекая источники тех лет, он показывает, что, несмотря на все трудности успешно создавались еврейские колхозы, которые не стали массовыми во многом из-за того, что интересы ВКП(б) сместились в сторону развития промышленности. Главное евреи продемонстрировали полную готовность жить обычной экономической жизнью, чем во многом снизили накал антисемитизма. (Люди видели евреев за работой и, следовательно, принимали их без предубеждения). Отдельно Верхотуров приводит большой материал о работе евреев в военной промышленности в годы войны, как бы наглядно демонстрируя успехи национальной политики в этом вопросе.
К сожалению, за бортом во многом остается вопрос о послевоенной вспышке антисемитизма. Сам факт Верхотуров не отрицает и сводит его к немецкой пропаганде на оккупированных территориях и последующей неудаче советской политике в Израиле, который в итоге ушел к США. Фактор «государственного антисемитизма» автор, впрочем, категорически отрицает.

Несомненным достоинством книги является, конечно, обращение к экономической подоплеке национальных проблем, приводит ряд интересных фактов и цифр из малоизвестных источников. К минусам можно отнести довольно узкую базу источников, особенно – по неэкономическим вопросам. Некоторые главы, например, о дореволюционном антисемитизме, национальном составе первого Совнаркома, «деле ЕАК» и проч. – крайне лапидарны и тезисны. По глубине проработке книга сильно уступает «Потопить Ледокол».
К сожалению, это приводит к существенным упущениям. Например, в случае послевоенного антисемитизма без рассмотрения остаются, во-первых, факты явной активизации антисемитских чисток инициированных из ЦК в 1940-1950-х. Можно спорить, какую роль в этом процессе играл лично Сталин, но наличие антисемитских инициатив из самых верхов во многом доказанный факт.
Вообще можно вспомнить «В плену у красного фараона» Костырченко (возможно, когда-нибудь буду рецензировать эту книгу тоже), где история послевоенных чисток описывается весьма подробно. Причем автор показывает, что они затронули не только искусство и печать, но также естественные науки и промышленности. Да, как показывает в своей книге Верхотуров, Берия удалось отстоять атомный проект и ядерную физику от «погрома», но из лишенных его покровительства производств была «выпилена» масса еврейских специалистов. По иронии судьбе, в т.ч. ряд тех, кто упомянут у Верхотурова в числе евреев-героев тыла.
Кроме того, чистки в промышленности показывают важный теоретический момент: еврей у станка или у плуга сам по себе недостаточный аргумент против антисемитизма.

Впрочем, нужно признать, что полную и объективную работу о «еврейском вопросе» в СССР мне читать не доводилось. Здесь я полностью согласен с замечаниями Верхотурова, что авторы, пишущие об этой проблематикой часто находятся в большей или меньшей мере под влиянием антисемитских ил еврейских националистических идей. И то и другое приводит к изучению еврейства в отрыве от общества и его базисных проблем, сводит национальный вопрос до уровня идей и убеждений, а не социально-экономических условий.
С этой точки зрения книгу Верхотурова вполне можно порекомендовать как дополняющую картину, напоминающую о социально-экономической подоплеке национальных процесс.
Но, ИМХО, вообще актуальна задача писать о советской еврейской истории – в целом. И в раннем СССР, и при Сталине, и в эпоху «застоя» и массовой эмиграции. Подобное целостное изучение проблемы могло бы дать массу фактов ценных для понимания национальных проблем как таковых.


Крым между Сталиным и евреями — загадки больше нет?

В истории СССР существует важная недоговоренность. Внешне выглядит так, что еврейская интеллигенция поддерживала советскую власть до начала 1950-х гг., но затем резко переметнулась на сторону ее противников. Почему? Многие загадочные страницы советско-еврейских и советско-американских отношений становятся понятными, если принять информацию Михаила Полторанина.

Михаил Полторанин, который в 1992 г. возглавлял государственную комиссию по рассекречиванию документов КГБ, проливает свет на особые отношения Ленина-Троцкого и Сталина с еврейским лобби, сионистами и США. Залогом этих особых отношений стали миллионы гектар крымской земли, а также позднее земли от Одессы до Сочи.

В 1922-1923 гг. было заключено закулисное соглашение о переселении евреев в Крым с целью создания там позднее еврейской республики. Было создано в Крыму 186 еврейских колхозов. Советское правительство получало за это ежегодно по 900 тысяч долларов под 5% в течение 10 лет. [Хотя главное, думаю, было в политической поддержке СССР евреями всего мира. Ленин в то время был уже малодееспособен, поэтому можно ставить вопрос о роли Троцкого в заключении этих соглашений. Именно через призму крымского вопроса следует рассматривать и отношения сталинцев с троцкистами. — А.С.]. В обмен на это РСФСР выпустила долговые облигации займа и отдала их Западу. Такие облигации под залог нескольких миллионов гектар крымских земель получили в числе прочих Рузвельт, Гувер, Маршалл и др. Если до 1954 г. долг не будет выплачен — СССР отдает эту землю американцам. На этой земле и планировался первоначально Израиль.

Сталин постепенно стал осторожно ослаблять удавку. Создал в 1934 г. Еврейскую автономную область — евреи потеряли статус бесприютных скитальцев.

В 1943 г. сионисты и США усилили натиск, т. к. с 1945 г. СССР был обязан начать выплату долга. Это разоренный войной СССР! Рузвельт прямо сказал Сталину на Тегеранской конференции, что еврейское лобби в США требует от него поддержки создания в Крыму еврейской республики, иначе у Сталина возникнут проблемы с ленд-лизом и вторым фронтом. Под давлением американского ультиматума Сталин отдал приказ готовить депортацию крымских татар, которые с самого начала жестко выступали против еврейских переселенцев. [Внимание! - депортация крымских татар была осуществлена не за их военные преступления, а по требованию США! В 1943 г. в семимесячное турне по США, Мексике, Канаде и Великобритании отправилась делегация ЕАК во главе с Михоэлсом.] Именно Михоэлса и требовали США поставить руководителем Крымской республики, отвергнув сталинскую кандидатуру Кагановича.

В 1946 г. планы по созданию еврейской республики в Крыму стали проталкивать Трумен и Маршалл, поставив дополнительными условиями убрать советский ВМФ из Севастополя, а также нарастить территорию будущей республики от Одессы до Сочи.

От таких перспектив Сталин решил поддержать сионистов — сторонников еврейского государства в Палестине. [Далее был нанесен удар по Еврейскому антифашистскому комитету в СССР, началась идеологическая кампания по борьбе с космополитизмом, под прикрытием которой наносились удары по еврейскому лобби в СССР.] Поскольку векселя были подписаны РСФСР, Сталин решил передать Крым УССР, эти планы в 1954 г. реализовал уже Хрущев. Полторанин также утверждает, что действительно планировалось отправить евреев на новые земли у северных морей.

ПРОШУ РЕПОСТ!




Сталин и диктатура евреев

У странных русских националистов модно говорить о том, что евреи едва не правили Россией после революции. На мой взгляд, можно говорить лишь о том, что доля евреев была непропорционально высока в органах власти. Произошло это самым естественным образом. До революции евреи вынуждены были искать себе ниши в сферах, где требовалось образование, поэтому образованных евреев было достаточно много. Когда после революции старая русская интеллигенция (образованный слой) не захотела служить своему народу, - Россию в какой-то степени спасли евреи, массово заняв места бежавших русских. Странные русские националисты не устают педалировать тему этого русского позора.

Но я хотел бы привести ключевую статистику, которая свидетельствует о том, что именно в первые десятилетия после революции активно шел процесс русификации евреев. По сути, русский народ призвав, евреев во власть, заставил их становиться русскими.

По переписи 1897 г. 97% евреев считали своим родным языком идиш.

По перписи 1926 г. - 72%, а русский язык назвали своим родным языком 25%.

По переписи 1939 г. 40%, а русский язык назвали своим родным языком 54,6%.

По перписи 1959 г. - 21,5%, а русский язык назвали своим родным языком 76,4%.

Вот цифры, которые должны быть предметом гордости для русских националистов. Можно пошутить, что Сталин русифицировал евреев самыми быстрами темпами в мировой истории, а нам говорят о еврейской диктатуре в первые десятилетия его правления. А ведь еще пару десятелетий такой еврейской диктатуры и в России не осталось бы евреев.

Русские против еврейских

Дочитываю монографию «уникального специалиста» по еврейскому вопросу в СССР Г.В.Костырченко «Тайная политика Хрущева: власть, интеллигенция, еврейский вопрос». Монография крайне беспомощная. При всем обилии фактуры аналитика автора производит впечатление «детсада на прогулке». Кхе-кхе, Костырченко сам редактировал книгу, поэтому не удивляйтесь регулярному применению автором научного термина «похерить».

Автор скрупулезно собрал массу источников, но оговаривается насчет «почти полной засекреченности архивов постсталинского советского руководства». Поэтому Костырченко вынужден опираться прежде всего на мемуары и дневники. Тем не менее, книга очень важна всем, кто интересуется процессом вызревания социальных причин для уничтожения советского проекта.

У меня сложилось следующее впечатление — оно не имеет никакого отношения к выводам самого исследователя. У самого Костырченко какой бы то ни было системный поход отсутствует начисто. Вся политика власти и жизнь интеллигенции у него крутиться вокруг еврейского вопроса, ни у тех, ни у других в монографии даже фоном не проходят какие-то другие интересы. Вся страна Костырченко живет проблемой: придавить евреев или пока подождать. Впрочем, вся страна по Костырченко — это интеллигентская тусовка и власть, народ отсутствует напрочь. Экономическая жизнь страны, да и социальная вне еврейского вопроса никоим образом не соприкасаются с оным.

Между тем, мое впечатление. В интеллигентской тусовке с послевоенных лет вели позиционную войну два клана — Русский и Еврейский. Война велась сугубо вокруг ниш, на которых можно было доить государственные финансы. Понятно, что объединиться подобные кланы могли прежде всего вокруг самой примитивной буржуазно-националистической идеологии. В этом смысле большая ошибка для русского или советского патриота полагать, что русский клан хороший, а еврейский плохой, наши против не наших. Оба клана одинаковые, оба клана — хуже. Оба клана невольно работали на уничтожение советского проекта. Невольно потому, что среди самих личностей формально были и сторонники социалистического проекта.

Надо сказать, что в оба клана отчаянно вербовались как подлинные таланты, которые заслуженно занимали свою ниши и которые вели диалог с власть на равных, так и представители иной национальности, которые позволяли маскировать националистическую сущность самих кланов. Евреи имели «своих» русских, русские имели «своих» евреев. Но по свой сути кланы были сугубо буржуазно-националистическими по своей идеологии и задачам. Еще раз — оба хуже.

В ближайшее время «еврейский вопрос» таки найдет свое отражение на страницах моего блога.