historian30h (historian30h) wrote,
historian30h
historian30h

Советское жилье: досадные ограничения или свобода?

Мой комментарий: "Желание самостоятельно разобраться похвально, поэтому я Вам еще кое-что поясню. Вопрос о собственности на жилье в СССР нужно понимать системно. Т.е. эти Ваши "досадные ограничения" они ведь не с потолка свалились, а были чем-то обусловлены и чем-то уравновешены. Обусловлены они были решением государства гарантировать своим гражданам право на жилье. Решение удивительно смелое, самые богатые страны мира до сих пор к этому не пришли. Соответственно государство резко обрубило возможность накапливать собственное жилье для спекуляций и извлечения нетрудового дохода. Компенсировано же такое ограничение была тем, что можно было утром приехать в чужой город, а вечером уже вселиться на предоставленное место в ведомственной общаге. Компенсировано было возможностью получить бесплатно полноценную квартиру, в дальнейщем менять эту квартиру на большую при увеличении семьи. Компенсировано тем, что нельзя было отжать квартиру у беспомощного старика или сироты, нельзя забрать квартиру за долги, что мы видим сотнями тысяч примеров с 1990-х гг.Т.е. "досадные ограничения" для 5% граждан были настоящей жилищной свободой для остальных 95%

Да, и еще важный момент. Огромное предложение бесплатного жилья, уничтожение спекуляций жильем (по крайней мере жесткий прессинг), отсутствие частной собственности на землю, почти беспроцентная ипотека, резко уронили стоимость жилья, что делало его крайне доступной для граждан в плане покупки. Например, теща купила трехкомнатную квартиру новейшей планировки за 5000 руб. при собственной зарплате 250 руб, т.е. за 20 месячную зарплату. Сегодня это было бы 400 тысяч при реальной рыночной цене на эту же квартиру 2500 тыс. руб. Т.е. цена на жилье в СССР была занижена раз в 6-7.".



Оригинал взят у kornev в Собственное жилье в советском праве (итог дискуссии)
Спасибо всем, кто откликнулся на мой призыв о квалифицированной помощи. Но так получилось, что я решил не ждать, пока мне помогут юристы, и сам разобрался в хитросплетениях советского законодательства. Все оказалось гораздо проще, чем я думал. Требуемая информация содержалась в двух фундаментальных документах: Гражданский Кодекс РСФСР (от 1964 года) и Жилищный Кодекс РСФСР (от 1983 года). Некоторая трудность заключалась в том, что оба документа действовали долго после 1991 года, и в них было внесено множество постсоветских поправок. Найти в инете исходные тексты обоих кодексов стоило некоторого труда. (Впрочем, если вам нужна 100%-я гарантия, то рекомендую достать бумажные версии обоих кодексов, 1964 и 1983 года издания).

Подробности и цитаты - ниже, а для тех, кто торопится, напомню суть спора и приведу конечный результат. Итак, Деволь утверждал, что ни один из видов советского жилья нельзя было легально и открыто продать, купить или сдать в наем за деньги, получая легальный доход. Все это, якобы, было возможно только в обход советских законов, применяя «серые схемы», давая взятки, уклоняясь от правосудия. Корнев утверждал, что в позднем СССР (60-80-е гг.) индивидуальные дома, находящиеся в личной собственности («частный сектор» на советском сленге), можно было совершенно легально и открыто продавать и покупать. Конечно, в рамках советских ограничений. (Сейчас я бы еще добавил, что их можно было легально сдавать в наем за деньги, получая доход, а также распространил бы все это и на сельские дома, находящиеся в личной собственности). Изучение советских кодексов (см. ниже) показало, что Корнев - абсолютно прав, а Деволь - кругом не прав, причем без всякой возможности «сохранить лицо» и «отвертеться». Я надеюсь, что Дмитрий Пономарев, как человек совестливый и исполненный достоинства, принесет мне публичные извинения за то, что, в силу своего вопиющего невежества в этой теме, обвинил меня во «вранье», причем неоднократно.

Как я и полагал, будучи знаком с практикой позднего СССР, в советском праве действительно была такая категория, как «жилые дома, находящиеся в личной собственности граждан», в отношении которой действовали особые правила. Эти дома можно было не только совершенно легально продавать и покупать, но и сдавать в наем за деньги третьим лицам (при соблюдении определенных условий это не считалось «нетрудовыми доходами»). Конечно, существовал ряд весьма неприятных ограничений (по количеству домов, по их предельной площади, по периодичности сделок и т.п.), но факт налицо. У значительной части советских граждан («одноэтажная Россия») действительно было собственное жилье, возможность купли-продажи которого была официально отражена в советской правовой системе (а не просто осуществлялась по факту, как для других видов жилья).

Ошибка Деволя, собственно, в том, что эта категория жилья («частный сектор», как его называли неформально сами советские люди) прошла мимо его внимания, и он перенес на нее правила, действовавшие для других видов жилого фонда - государственного, общественного и кооперативного. Ошибка, возможно, вызвана тем, что тема купли-продажи личных домов не была отражена в советском Жилищном Кодексе, а регулировалась непосредственно Гражданским Кодексом. Человек, бегло пролиставший Жилищный Кодекс и не встретивший там ни слова о «купле-продаже», мог сделать вывод, что «в СССР жилье вообще по закону не продается». Впрочем, не будем забегать вперед и рассмотрим все по порядку.

Как полный «нуб», я взял в качестве стартовой точки первый попавшийся обзорный экспертный текст по истории жилищного законодательства в РИ/РСФСР/РФ ( «Жилищно-правовая проблема и развитие жилищного законодательства Российской Федерации»). Читаем:


«В 1948 г. граждане получили право приобрести в личную собственность один жилой дом в 1-2 этажа с 1-5 комнатами, общей площадью не более 60 м2.
Произошедшие в 30-40-х годах XX в. преобразования в сфере правового регулирования жилищных отношений были в наиболее полной форме юридически оформлены в ГК РСФСР 1964 г.
В ГК РСФСР 1964 г. предусматривались только два права граждан на жилье: личная собственность на индивидуальные жилые дома и найм жилого помещения. Нормы, посвященные найму жилых помещений, были выделены в отдельную главу. Основанием для заключения договора найма жилого помещения по-прежнему назывался ордер, который выдавался гражданам в административном порядке.
В начале 80-х гг. XX в. жилищное законодательство подверглось кодификации, в частности, был принят ЖК РСФСР (1983 г.), который действует и в настоящее время. [Текст написан в декабре 2003 г. - С.К.]
В соответствии с ЖК РСФСР жилые помещения и дома могут принадлежать государству (государственный жилищный фонд), колхозам и другим кооперативным организациям (общественный жилищный фонд), жилищно-строительным кооперативам (фонд жилищно-строительных кооперативов), гражданам (индивидуальный жилищный фонд)».



Разумеется, эту цитату мы не будем использовать как «доказательную базу». Она нужна лишь для информации о том, что в течение интересующего нас периода (60-80-е гг.) можно ограничиться анализом всего двух документов: с 1964 по 1983 гг. – ГК РСФСР, а в 1983 году к нему добавляется ЖК РСФСР.

Что мы находим в советском Гражданском Кодексе?

Открываем Гражданский Кодекс РСФСР, принятый в 1964 году, в его первой редакции:


«Глава 21. КУПЛЯ-ПРОДАЖА
...Статья 238. Договор купли-продажи жилого дома

Жилой дом (или часть его), находящийся в личной собственности гражданина или у совместно проживающих супругов и их несовершеннолетних детей, может быть предметом купли-продажи с соблюдением правил статьи 106 настоящего Кодекса, а также при условии, чтобы собственником не продавалось более одного дома (или части одного дома) в течение трех лет, кроме случая продажи, предусмотренного статьей 107 настоящего Кодекса.

Статья 239. Форма договора купли-продажи жилого дома

Договор купли-продажи жилого дома (части дома), находящегося в городе или поселке городского типа, должен быть нотариально удостоверен, если хотя бы одной из сторон является гражданин, и зарегистрирован в исполнительном комитете районного, городского Совета депутатов трудящихся.
Договор купли-продажи жилого дома (части дома), находящегося в сельском населенном пункте, должен быть совершен в письменной форме и зарегистрирован в исполнительном комитете сельского Совета депутатов трудящихся.
Правила настоящей статьи применяются также к договорам купли-продажи дач. Несоблюдение правил настоящей статьи влечет недействительность договора».



Как видим, советское гражданское право не только позволяло гражданам куплю-продажу домов, но и четко регламентировало, в какие органы при этом нужно обращаться. Правда, «как и положено», такие сделки обставлялись неприятными советскими ограничениями («правило трех лет»).

Узнаем теперь, что это за зверь - «личная собственность на дом».


«Глава 11. ЛИЧНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ

Статья 105. Объекты права личной собственности граждан

В личной собственности граждан может находиться имущество, предназначенное для удовлетворения их материальных и культурных потребностей.
Каждый гражданин может иметь в личной собственности трудовые доходы и сбережения, жилой дом (или часть его) и подсобное домашнее хозяйство, предметы домашнего хозяйства и обихода, личного потребления и удобства.
Имущество, находящееся в личной собственности граждан, не может использоваться для извлечения нетрудовых доходов.

Статья 106. Право личной собственности на жилой дом

В личной собственности гражданина может находиться один жилой дом (или часть одного дома).
У совместно проживающих супругов и их несовершеннолетних детей может быть только один жилой дом (или часть одного дома), принадлежащий на праве личной собственности одному из них или находящийся в их общей собственности.
Право собственности одного или нескольких граждан из числа указанных в части второй настоящей статьи на часть дома не лишает остальных из этих граждан права иметь в собственности другую часть (части) этого же дома. Однако в многоквартирном доме жилищно-строительного коллектива индивидуальных застройщиков совместно проживающие супруги и их несовершеннолетние дети могут иметь только одну квартиру.
Предельный размер жилого дома или его части (частей), принадлежащего гражданину на праве личной собственности, не должен превышать шестидесяти квадратных метров жилой площади.
Однако гражданину, имеющему большую семью либо право на дополнительную жилую площадь, исполнительный комитет районного, городского Совета депутатов трудящихся может разрешить построить, приобрести или сохранить в собственности дом (часть дома) большего размера. В этом случае жилая площадь дома (части дома) не должна превышать размера, определенного для данной семьи по нормам для нанимателей в домах местных Советов депутатов трудящихся с учетом права на дополнительную жилую площадь (статья 316)».



Здесь мы снова видим неприятные советские ограничения: на количество домов и на предельную площадь дома (хотя эту норму можно было обойти вполне легально, о чем - ниже). И все же это Собственность, пусть и слегка урезанная: «Это признается моим, и я могу это легально продать». А что же случалось с «избыточным» жильем, сверх одного дома? Может быть, его «реквизировали», «конфисковывали», попирая тем самым всякое право собственности?


«Статья 107. Прекращение права личной собственности на жилые дома сверх одного.

Если в личной собственности гражданина или у совместно проживающих супругов и их несовершеннолетних детей окажется по основаниям, допускаемым законом, более одного жилого дома, собственник вправе по своему выбору оставить в своей собственности любой из этих домов. Другой дом (дома) должен быть собственником в течение одного года продан, подарен или отчужден иным способом.
Годичный срок для добровольного отчуждения собственником дома (домов) исчисляется со дня возникновения права собственности на второй дом (дома).
Если собственник не произведет в течение одного года отчуждение дома в любой форме, этот дом по решению исполнительного комитета районного, городского Совета депутатов трудящихся подлежит принудительной продаже в порядке, установленном Гражданским процессуальным кодексом РСФСР для исполнения судебных решений. Вырученные от продажи суммы после возмещения расходов, связанных с осуществлением принудительной продажи, передаются бывшему собственнику дома.
В случаях, когда продажа дома в принудительном порядке не состоится из-за отсутствия покупателей, дом по решению исполнительного комитета районного, городского Совета депутатов трудящихся безвозмездно переходит в собственность государства.
Правила настоящей статьи применяются соответственно и в случаях, когда в личной собственности гражданина или у совместно проживающих супругов и их несовершеннолетних детей окажутся по основаниям, допускаемым законом:
1) кроме одного дома, часть (части) другого дома;
2) части разных домов;
3) часть (части) одного дома, превышающая размеры, указанные в статье 106 настоящего Кодекса;
4) более одной квартиры в многоквартирном доме жилищно-строительного коллектива индивидуальных застройщиков».



На первый взгляд, тут во всей красе - гнусное советское ущемление прав собственника. Поженились, допустим, два человека, у каждого исходно был свой дом, и теперь один оказался «лишним». И однако же, заметим, что «лишнее» жилье не отбирают, не «реквизируют в пользу Родины», а предлагают продать или подарить кому-то по собственному выбору в течение года. Напомню, Деволь нам говорил, что легально продать советское жилье вообще было нельзя, а оказывается, что не только можно, но в некоторых случаях его даже предписывалось продавать. Кстати, как следует из Статьи 238, необходимость продажи «излишнего» жилья освобождала от «правила трех лет». На практике, впрочем, норма о «лишнем» жилье не была столь обременительной, поскольку средняя советская семья, в расширенном формате (с дедушками и бабушками, со взрослыми детьми) испытывала скорее недостаток в жилье. Если вы не желали, чтобы «вдруг свалившийся лишний дом» (по наследству и т.п.) «ушел из семьи», то его всегда было кому подарить: взрослым детям, снимающим квартиру или комнату в общежитии, или престарелым родителям. Многие семьи легально обходили это ограничение, переписывая «лишнее жилье» на бабушку или дедушку, которые, по советским законам, имели право считаться «отдельной семьей» (хотя фактически могли жить с детьми). Так же легально обходилось ограничение по площади индивидуального дома (бабушке или дедушке можно было «подарить» часть дома, тем самым удвоив разрешенный размер). Все это мелко, обременительно, но все же - речь идет о Собственности.

Теперь поговорим о легальной возможности для граждан сдавать жилье в наем. Деволь потрясал тезисом, что «извлечение нетрудовых доходов» было тяжким преступлением. И действительно, было. Только вот оказывается, что сдача своего жилья в наем (за деньги) не считалась методом получения нетрудовых доходов, если при этом не превышались предельные ставки квартплаты, соблюдалось «правило одного дома» и ограничения по предельной площади жилья. Собственно, о том, что «квартиранты» были совершенно легальным явлением в СССР, человек мог бы догадаться просто из советского кинематографа. Например, в фильме «Операция Ы» есть эпизод, где положительный герой Шурик отдает квартплату положительной старушке. Но мы подкрепим эту догадку Гражданским Кодексом:


«Глава 28. НАЕМ ЖИЛОГО ПОМЕЩЕНИЯ

... Статья 298. Сдача внаем помещений в домах, принадлежащих гражданам на праве личной собственности, и в домах жилищно-строительных кооперативов

В домах, принадлежащих гражданам на праве личной собственности, жилые помещения могут быть сданы внаем по усмотрению собственника дома.
Член жилищно-строительного кооператива может сдать внаем с согласия правления предоставленное ему в доме кооператива жилое помещение. В этом случае к договору найма применяются соответственно статьи 320 и 322 настоящего Кодекса.

...Статья 304. Квартирная плата в домах, принадлежащих гражданам

Плата за пользование жилыми помещениями в домах, принадлежащих гражданам на праве личной собственности, определяется соглашением сторон, но не может превышать предельных ставок, устанавливаемых для этих домов постановлением Совета Министров РСФСР.
Сроки внесения квартирной платы определяются по правилам статьи 303 настоящего Кодекса, если договором не предусмотрено иное».



Итак, сколь бы урезанной ни была эта советская личная собственность, она допускала не только легальную куплю-продажу дома, но и легальное извлечение дохода. Моя бабушка, например, постоянно держала квартирантов-студентов местного техникума. Помимо денег, они еще расплачивались полезным трудом на огороде, ремонтировали дом и т.п. Конечно, «правило одного дома на семью» делало сдачу жилья в наем несколько обременительным занятием, но в деревянном доме нетрудно было изолировать одну комнату и проделать для квартирантов отдельный вход, чтобы с ними постоянно не сталкиваться. Большая семья, включающая два взрослых поколения, могла легально иметь в собственности два дома, один из которых записан на дедушку или бабушку. Они реально живут вместе с семьей, а их дом - сдается.

Поскольку мы хотим охватить весь период 60-80-х гг., уместно будет рассмотреть ГК РСФСР в редакции 1987 года, когда он подвергся некоторым изменениям. Если оставить в стороне разницу в риторике (в «хрущевской» редакции было чуть больше «коммунистической идейности»), то статьи о личной собственности на жилье не изменились. Единственная заметная разница – редукция Главы 28 «Найм жилого помещения». Эта статья дублировала соответствующие положения нового Жилищного Кодекса, принятого в 1983 году. Поэтому от всей главы осталась только Статья 295 со ссылкой на ЖК. К нему мы далее и перейдем.

Что мы находим в советском Жилищном Кодексе?

Жилищный Кодекс в РСФСР, принятый 1983 году, действовал, с поправками, вплоть до 2005 года, поэтому нам, разумеется, нужна его самая первая редакция (которую можно найти по этой ссылке). Особенность ЖК в том, что он не дублирует статьи ГК о купле-продаже жилья, находящегося в личной собственности. «Фишка» этого документа - развитие правовых аспектов, связанных с иными категориями жилья, для которых купля-продажа по закону исключалась. Поэтому тема купли-продажи жилья в ЖК РСФСР отсутствует полностью, зато дана полная систематизация видов советского жилья (как раз для «нубов» типа Деволя). Читаем:


«Статья 5. Виды жилищного фонда

Жилищный фонд включает:
1) жилые дома и жилые помещения в других строениях, принадлежащие государству (государственный жилищный фонд);
2) жилые дома и жилые помещения в других строениях, принадлежащие колхозам и другим кооперативным организациям, их объединениям, профсоюзным и иным общественным организациям (общественный жилищный фонд);
3) жилые дома, принадлежащие жилищно-строительным кооперативам (фонд жилищно-строительных кооперативов);
4) жилые дома, находящиеся в личной собственности граждан (индивидуальный жилищный фонд).
В жилищный фонд включаются также жилые дома, принадлежащие государственно-колхозным и иным государственно-кооперативным объединениям, предприятиям и организациям. В соответствии с Основами жилищного законодательства Союза ССР и союзных республик к этим домам применяются правила, установленные для общественного жилищного фонда».



Обратите внимание, что «жилые дома, находящиеся в личной собственности граждан» не относятся ни к государственному, ни к общественному, ни к кооперативному жилищному фонду. Они составляют отдельную категорию. Деволь, похоже, этого так и не понял. Нормы, относящиеся к этой категории жилья, описываются отдельно в Главе 6. Цитировать ее целиком было бы чрезмерно: вы можете пройти по ссылке, которую я дал выше, и ознакомиться самостоятельно. Там вы узнаете о целом ряде досадных советских ограничений, но в то же время увидите, что право собственности на жилье имело некоторую защиту от произвола государственных структур.

Например, в статьях 137-139 описывается компенсация собственникам домов, когда они подлежали сносу в связи с изъятием земельных участков для каких-то государственных нужд. И хотя земля, на которой стояли дома советских людей, была государственной, но право собственности на сами дома уважалось и любое его умаление компенсировалось. Если судить по ЖК, то собственникам сносимых домов предлагался один из трех вариантов:

- Предоставление квартиры из городского или общественного жилищного фонда + выплата стоимости сносимых домов и хозяйственных строений. Т.е. человек получал сразу и квартиру, и денежную компенсацию за дом.

- Перенос дома и восстановление на новом месте.

- Сооружение нового дома на новом месте и передача его в личную собственность (при этом денежная компенсация за старый дом не выплачивалась).

Как можно видеть, компенсация, предлагавшаяся по закону, вполне адекватная, и отражает уважение к правам советского собственника. Только не говорите мне, что в западных странах не бывает случаев, когда государство отбирает землю с возведенными на ней постройками у частных владельцев в обмен на компенсацию. «Святость» частной собственности даже на Западе не абсолютна. Как показывает история строительства трансконтинентальной железной дороги в США, даже там «государственная целесообразность» могла приводить к массовому попранию прав собственности, к коррупции и злоупотреблениям на этой почве.

Вспомним теперь, что регулирование отношений найма жилья было «перенесено» из ГК в ЖК. Как это теперь выглядит:


«Статья 131. Сдача внаем жилых помещений в домах, принадлежащих гражданам.

В домах, принадлежащих гражданам на праве личной собственности, договор найма жилого помещения заключается нанимателем с собственником дома. Форма договора найма, срок, на который заключается договор, и другие условия найма определяются соглашением сторон, если иное не предусмотрено законодательством.

При систематической сдаче внаем собственником жилого дома (или части дома) с нарушением установленных предельных ставок квартирной платы с целью извлечения нетрудовых доходов наступают последствия, предусмотренные Гражданским кодексом РСФСР».



Как видим, квартплата, взимаемая с постояльца, сама по себе в СССР не считалась «нетрудовых доходом», а превращалась в таковой только после ряда систематических нарушений (превышение регламентированного размера).

При этом «не без ложки дегтя»: нанимателю и членам его семьи тоже давались определенные права (см. Статьи 132-133 и 135), которые могли показаться обременительными для собственника дома. Если наниматель соблюдает все правила, исправно платит квартплату, а договор найма изначально был заключен как бессрочный (без обязательства покинуть помещение в срок), то «вышвырнуть его на мороз» собственник мог только «с геморроем», по решению суда. Однако само по себе отсутствие у нанимателя другого жилья основанием для «оккупации» не было (см. Статью 136).

Теперь что касается размеров платы нанимателя - собственнику:


«Cтатья 134. Плата за пользование жилыми помещениями в домах, принадлежащих гражданам

Плата за пользование жилыми помещениями (квартирная плата) в домах, принадлежащих гражданам на праве личной собственности, определяется соглашением сторон, но не может превышать предельных ставок, устанавливаемых Советом Министров РСФСР».



Как видим, принципиальных изменений с цитированным выше ГК РСФСР (1964) не наблюдается.


**********



Итак, резюмируем. У многих советских граждан («полстраны») все же была, хоть и урезанная, собственность на жилье, позволявшая, пусть и с рядом досадных ограничений, совершенно легально и официально продавать, покупать, сдавать жилье в наем и получать от этого легальный доход. Более того, эта собственность подлежала защите государства. Убогая - но все же Собственность, «свое». Не все советские люди родились и выросли в коммуналках или в казенных бетонных ульях. У многих была такая роскошь, как жизнь в своем собственном доме, в доме своих родителей.

Читатель, не следивший за дискуссией с самого начала, может сказать, что советские законы, как и советская конституция, были полны всяких демагогических благоглупостей, а «на практике ничего не выполнялось, никаких свобод не было». Тут как раз случай иной: даже Деволь признает, что практика была более либеральной и более «рыночной», чем законодательство. На деле «по серым схемам» продавались и покупались даже те виды жилья, купля-продажа которых не была предусмотрена законодательством (квартиры из госфонда и т.п.). Но спор с Деволем был как раз о правовых коллизиях. Он отрицал саму возможность того, что практика купли-продажи личного жилья могла быть узаконена в советском праве. Очевидно, что с его стороны это не просто ошибка, а вопиющее невежество.

Подчеркну, что я уважаю Дмитрия Пономарева как автора, ценю его экспертные статьи о советской экономике сталинского периода, об индустриализации. Когда я заметил у него эту ошибку, я вежливо написал в комментариях, желая спасти хорошего человека от публичного конфуза: «Советую вам разобраться с этой темой и исправить эту досадную ошибку, иначе совкопоклонники будут тыкать пальцем и ставить под сомнение все ваши остальные профессионально написанные тексты об экономике СССР».

Но человек не оценил и вместо того, чтобы взять тайм-аут и спокойно разобраться в теме, почему-то вспылил, полез в бутылку, стал хамить («вранье» и т.п.), делать демагогические обобщения. Теперь все знают, что «ведущий эксперт по советской экономике» в руках не держал советского Гражданского Кодекса. Если хотя бы держал и перелистывал, то уж такой ошибки не допустил бы. Признаюсь, я тоже раньше не держал, но я и «эксперта» из себя не строил, ссылался на практический опыт моей семьи.

В итоге из двух невежд прав оказался тот, у кого лучше развито чисто интуитивное понимание позднесоветского периода, представление о том, что там было возможным, а что - нет. Ув. cherniaev по этому поводу иронически заметил Деволю: «Вот в ответ тебе Корнев пишет: "в юридических тонкостях я не горазд, но смысл именно такой". Что тут еще можно добавить? Разве что отлить фразу в граните» Смешно, но еще смешнее то, что «провинциальный невежда» Корнев хотя бы додумался открыть пару советских кодексов и посмотреть, что там написано. И оказалось, что его интуиции верны. А «блестящие столичные интеллектуалы» даже до этого не додумались и оказались скованы чванством своих априорных суждений.

Боюсь, что «борцы с антисоветчиной» из этого случая могут сделать обобщения: «Смотрите, какой у нас уровень антисоветской публицистики. Не знают и не хотят знать даже элементарных фактов о советской жизни. Того, что знает каждая бабка в райцентре. И это лучшие из лучших, ЭЛИТА антисоветизма. А ведь их критика - это не просто критика, а скрытая претензия на доминирование и власть. Можем ли мы дать власть тем, кто так безответственно относится к своим словам?»

Для чего «так много букв»?

Однако смысл нашего «открытия» гораздо глубже, чем мелочный троллинг приверженцев «истерического антисоветизма». Ради троллинга я бы не стал и поправлять Деволя, тихо оставив его наедине с его заблуждениями. Эта тема гораздо важнее. Сохранение в СССР пусть урезанной и искалеченной, но реальной Собственности позволило в недрах советского строя сохранить дух русского мещанства. «Уездное мещанство» - это единственное русское сословие, которое сохранило непрерывное преемство с дореволюционной эпохой и подверглось минимальной советской обработке, - именно потому, что держалось за свою собственность. Все остальные русские сословия (включая крестьянство) были сломлены, их традиции были прерваны, образ жизни уничтожен, они либо примкнули к мещанству, либо опустились на уровень беспочвенного «пролетариата». Сегодня они могут восстанавливаться лишь в формате «эльфийской реконструкции». А русское мещанство - вот оно, никуда не делось. (Я об этом уже писал в тексте «Одноэтажная Россия и ее дети»).

А ведь это дает ключ для понимания современности и для прогнозов на ближайшее будущее. Многие ведь решили, что историческая Россия была уничтожена целиком, со всеми ее сословиями, и что теперь у них появилась возможность безнаказанно кувыркаться на пепелище, изображая из себя «реставраторов», «белогвардейцев», «истинно русских» и т.п., а остальную массу населения записывать в «антирусские совки». А оказывается, что одно русское сословие все-таки сохранилось, пережило советский период и осталось многочисленным и вполне жизнеспособным. И именно его - истинных хозяев страны - самозваные «реставраторы» записали в «совки, ватники и быдломассу». А поскольку в быту оно было менее затронуто советской газонокосилкой, чем остальной советский народ, то стало сильнее и витальнее потомков иных социальных групп, в какие бы игры они ни игрались. На этом фоне скачущие «учителя жизни» выглядят несколько неубедительно. Понятно, что в конце концов именно русские мещане тут всех «построят»; именно им решать, какую часть советского наследия оставить, а какую - отбросить. Они вернут себе Россию на правах последнего выжившего русского сословия.
Tags: дискуссии, жилье, право
Subscribe

  • Маски и законопослушание в России

    Иногда сравнивают народы по степени законопослушания. Режим обязательного ношения масок в общественных местах позволил мне сделать ряд наблюдений.…

  • Швеция и секс

    Шведы и шведки вообще во всем мире известны как весьма горячие парни и штучки. Если во всем мире семейный секс означает секс мужа и жены, то в…

  • Текущее

    Наконец-то, получил доступ к своему компьютерному архиву))Моя предыдущая радость была преждевременной. Компьютерщику пришлось еще дорабатывать. Долго…

promo historian30h december 18, 2016 09:00 17
Buy for 30 tokens
Поддержать мой блог вы можете покупкой в моем премиум-магазинчике ремней, кожгалантереи, аксессуаров себе или родным, знакомым в подарок по специально заниженной цене и с хорошими гарантиями. Прошу под кат. В ЖЖ я известен своими историческими расследованиями. У меня получается это потому, что…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments

  • Маски и законопослушание в России

    Иногда сравнивают народы по степени законопослушания. Режим обязательного ношения масок в общественных местах позволил мне сделать ряд наблюдений.…

  • Швеция и секс

    Шведы и шведки вообще во всем мире известны как весьма горячие парни и штучки. Если во всем мире семейный секс означает секс мужа и жены, то в…

  • Текущее

    Наконец-то, получил доступ к своему компьютерному архиву))Моя предыдущая радость была преждевременной. Компьютерщику пришлось еще дорабатывать. Долго…