historian30h (historian30h) wrote,
historian30h
historian30h

Category:

О крестьянах

Еще один характерный диалог о крестьянах и коллективизации из «Педагогической поэмы» Макаренко. Напоминаю, что текст написан в 1925-1928 гг., до коллективизации, но в диалоге отражены два главных подхода: подход будущих левых уклонистов, мол, крестьян нельзя убедить, нужен револьвер, и подход сталинский, то, что говорит Оля Воронова, мол, крестьян можно и нужно убедить, тогда они покажут. В реальной коллективизации, как мы помним, начали с убеждения мощной государственной пропагандистской машины, системы экономических стимулов и использования общественных организаций, но натолкнулись на такой яростный кулацкий отпор, что местное руководство первым сорвалось на «револьвер», успело получить за левый уклон, но в итоге и сталинцам пришлось убирать из деревни кулаков, «организационно укреплять колхозы» установлением над ними государственного контроля и опеки.

«Были и другие колонисты, любящие сельское хозяйство, но они стояли на более практической позиции. Такие, как Опришко и Федоренко, учиться в школе не хотели, никаких особенных претензий вообще не предъявляли к жизни и с добродушной скромностью полагали, что завести своё хозяйство на земле, оборудоваться хорошей хатой, конём и женой, летом работать «от зари до зари», к осени всё по‑хозяйски собрать и сложить, а зимой спокойно есть вареники и борщи, ватрушки и сало, отгуливая два раза в месяц на собственных и соседских родинах, свадьбах, именинах и заручинах (сговор, обручение), — прекрасное будущее для человека.
Оля Воронова была на особом пути. Она смотрела на наши и соседские поля с задумчивым или восторженным глазом комсомолки, для неё на полях росли не только вареники, но и проблемы.
Наши шестьдесят десятин, над которыми так упорно работал Шере, ни для него, ни для его учеников не заслоняли мечты о большом хозяйстве, с трактором, с «гонами» в километр длиной. Шере умел поговорить с колонистами на эту тему, и у него составилась группа постоянных слушателей. Кроме колонистов в этой группе постоянно присутствовали Спиридон, комсомольский секретарь из Гончаровки, Павел Павлович.
Павлу Павловичу Николаенко было уже двадцать шесть лет, но он ещё не был женат, по деревенской мерке считался старым холостяком. Его отец, старый Николаенко, на наших глазах выбивался в крепкого хозяина‑кулака, потихоньку используя бродячих мальчишек‑батраков, но в то же время прикидывался убеждённым незаможником.
Может быть, поэтому Павел Павлович не любил отцовского очага, а толкался в колонии, нанимаясь у Шере для выполнения более тонких работ с пропашными, выступая перед колонистами почти в роли инструктора. Павел Павлович был человек начитанный и умел внимательно и вдумчиво слушать Шере.
И Павел Павлович и Спиридон то и дело поворачивали беседу на крестьянские темы, большое хозяйство они иначе не представляли себе, как хозяйство крестьянское. Карие глаза Оли Вороновой пристально присматривались к ним и сочувственно теплели, когда Павел Павлович негромко говорил:
— Я так считаю: сколько кругом работает народу, а без толку. А чтобы с толком работали — надо учить. А кто научит? Мужик, ну его к чёрту, его учить трудно. Вот Эдуард Николаевич всё подсчитали и рассказали. Это верно. Так работать же надо! А этот чёрт работать так не будет. Ему дай своё.
— Колонисты же работают, — осторожно говорил Спиридон, человек с большим и умным ртом.
— Колонисты, — улыбается грустно Павел Павлович, — это же, понимаете, совсем не то.
Оля тоже улыбается, складывает руки, как будто собирается раздавить орех, и вдруг задорно перебрасывает взгляд на верхушки тополей. Золотистые косы Ольги сваливаются с плеч, а за косами опускается вниз и внимательный серый глаз Павла Павловича.
— Колонисты не собираются хозяйничать на земле и работают, а мужики всю жизнь на земле, и дети у них, и все…
— Ну так что? — не понимает Спиридон.
— Понятно что! — удивлённо говорит Оля. — Мужики должны ещё лучше работать в коммуне.
— Как это должны? — ласково спрашивает Павел Павлович.
Оля смотрит сердито в глаза Павла Павловича, и он на минуту забывает о её косах, а видит только этот сердитый, почти не девичий глаз.
— Должны! Ты понимаешь, что значит «должны»? Это тебе как дважды два — четыре.
Разговор этот слушают Карабанов и Бурун. Для них тема имеет академическое значение, как и всякий разговор о граках, с которыми они порвали навсегда. Но Карабанова увлекает острота положения, и он не может отказаться от интересной гимнастики:
— Ольга правильно говорит: должны — значит, нужно взять и заставить…
— Как же ты их заставишь? — спрашивает Павел Павлович.
— Как попало! — загорается Семён. — Как людей заставляют? Силой. Давай сейчас мне всех твоих граков, через неделю у меня будут работать, как тёпленькие, а через две недели благодарить будут.
Павел Павлович прищуривается:
— Какая ж у тебя сила? Мордобой?
Семён со смехом укладывается на скамью, а Бурун сдержанно‑презрительно поясняет:
— Мордобой — это чепуха! Настоящая сила — револьвер.
Оля медленно поворачивает к нему лицо и терпеливо поучает:
— Как ты не понимаешь: если люди должны что‑нибудь сделать, так они и без твоего револьвера сделают. Сами сделают. Им нужно только рассказать как следует, растолковать.
Семён, поражённый, подымает со скамьи вытаращенное лицо:
— Э‑э, Олечко, цэ вы кудысь за той, заблудылысь. Растолковать… ты чуешь, Бурун? Ха? Що ты ему растолкуешь, коли вин хоче куркулем буты?
— Кто хочет куркулем8 — Ольга возмущённо расширяет глаза.
— Как кто? Та все. Все, до одного. Ось и Спиридон, и Павло Павлович…
Павел Павлович улыбается. Спиридон ошеломлён неожиданным нападением и может только сказать:
— Ну дывысь ты!
— От и дывысь! Вин комсомолец тилько потому, що земли нэма. А дай ему зараз двадцать десятин и коровку, и овечку, и коня доброго, так и кончено. Сядэ тоби ж, Олечко, на шию и поидэ.
Бурун хохочет и подтверждает авторитетно:
— Поедет. И Павло поедет».

Tags: коллективизация, литература
Subscribe

  • Саратов. Ковид. Осень 2021

    В городе тяжелая ситуация. Не ожидал, что эта осень по заболеваемости и смертям превзойдет осень 2020 г. Вроде и переболели уже многие и…

  • (no subject)

    У нас в Саратове в прямом эфире вышла из окна 9 этажа девочка 11 лет. Про себя писала в профиле, что состоит в гражданском браке с другой девочкой, в…

  • Термин КУЛАК

    Теперь уже мне ясно: скупщик собирает из разных источников товар В КУЛАК для дальнейшей перепродажи. Это точно совершенно, я нашел в старых книгах…

promo historian30h december 18, 2016 09:00 17
Buy for 30 tokens
Поддержать мой блог вы можете покупкой в моем премиум-магазинчике ремней, кожгалантереи, аксессуаров себе или родным, знакомым в подарок по специально заниженной цене и с хорошими гарантиями. Прошу под кат. В ЖЖ я известен своими историческими расследованиями. У меня получается это потому, что…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments

  • Саратов. Ковид. Осень 2021

    В городе тяжелая ситуация. Не ожидал, что эта осень по заболеваемости и смертям превзойдет осень 2020 г. Вроде и переболели уже многие и…

  • (no subject)

    У нас в Саратове в прямом эфире вышла из окна 9 этажа девочка 11 лет. Про себя писала в профиле, что состоит в гражданском браке с другой девочкой, в…

  • Термин КУЛАК

    Теперь уже мне ясно: скупщик собирает из разных источников товар В КУЛАК для дальнейшей перепродажи. Это точно совершенно, я нашел в старых книгах…