February 15th, 2013

Обсуждая указ "О трех колосках"

Дополню выступление уважаемого Игоря Пыхалова.

Закон «О трех колосках» - закон очень жесткий, и, на мой взгляд, Игорь напрасно пытается смягчить впечатление о нем. Более того, он и планировался как чрезвычайно жесткий.

Однако, чтобы не подпасть под влияние эмоциональной антисталинской пропаганды в связи с этим законом, достаточно представлять себе всю чрезвычайность той исторической ситуации, в которой был принят этот закон, а также смысл и цели закона.

Острота исторической ситуации лета 1932 г. складывалась из двух главных факторов.

Первый фактор — борьба вокруг колхозов. Государство, которое коллективизацией начало давно назревшую модернизацию сельского хозяйства, столкнулось с ожесточенным сопротивление той части крестьянства, которую вполне устраивали старые порядки в деревне, когда зажиточный крестьянин, имеющий капиталец и технику, держал в кабале едва ли не половину деревни. Крестьян, — противников колхозов, - объединила идея саботажем и вредительством показать убыточность, неэффективность колхозов и заставить тем самым государство отступиться от аграрной реформы. В деревне сложилась ситуация, когда колхозников запугивали, вредительством мешали наладить общее хозяйство, ломая трактора, уродуя скот, нарушая агротехнику. Причем совершали это вредительство и те колхозники, которые вступили в колхоз вынужденно. Апофеоз трагедии разгорался тогда, когда наступала пора уборки урожая. Вырастив с грехом пополам урожай, несчастные добросовестные колхозники столкнулись с тем, что урожай массово разворовывался как раз теми, кто и не думал работать и таким образом собирался и себя прокормить, а заодно наглядно показать честным труженикам, что их труд в колхозе был бесмысленен. Таким образом, это массовое разворовывание колхозного урожая лишала стимулов к честному труду тех колхозников, которые изначально колхозам обрадовались, связывая с ними свой шанс выбраться из нищеты. Таким образом, массовое разворовывание колхозного урожая ставило под угрозу судьбу аграрной модернизации. Уже одного этого фактора было бы достаточно, чтобы правительство вступилось за свое детище — колхозы.

Однако, к концу июля 1932 года стал действовать второй фактор, который в итоге стал решающим. Фактор неизбежного острейшего продовольственного кризиса. Мало того, что в предыдущем году кризис в деревне осложнился засухой. С начала лета 1932 года стало ясно, что и новый урожай будет невелик. В этих условиях попустительствовать воровству на колхозных полях и в амбарах означало обречь на голод как раз тех, кто вопреки антиколхозной пропаганде добросовестно работал на ставший драгоценным урожай. В начале уборочной страды и был принят чрезвычайный закон от 7 августа 1932 года, который объявил в числе прочего о том, что за организованное и массовое воровство колхозного урожая может последовать даже расстрел.

Если мы сегодня говорим о трагедии голода осени 1932-весны 1933 г., то нам следует честно признать указ «О трех колосках» важной мерой по налаживанию закона и порядка в деревне, важной мерой по борьбе с важнейшими причинами голода — саботажем и воровством.


Оригинал взят у pyhalov в Пятая передача из цикла «Эпоха Сталина»
«Закон о трёх колосках»



Материалы передачи в виде научной публикации можно прочесть здесь.
promo historian30h december 18, 2016 09:00 17
Buy for 30 tokens
Поддержать мой блог вы можете покупкой в моем премиум-магазинчике ремней, кожгалантереи, аксессуаров себе или родным, знакомым в подарок по специально заниженной цене и с хорошими гарантиями. Прошу под кат. В ЖЖ я известен своими историческими расследованиями. У меня получается это потому, что…

Демография против антисталинизма.

Выписал данные о численности сельского населения по возрастам согласно переписи 17 января 1939 года по Саратовской области (в границах 1940 г.).

До года (1938 г. рождения) — 47 899 чел.

1 год (1937 г. рождения) — 33 736 чел.

2 года (1936 г.) - 34 536 чел.

3 года (1935 г.) - 27 796

4 года (1934 г.) - 19 825

5 лет (1933 г.) - 14 200

6 лет (1932 г.) - 17 402

7 лет (1931 г.) - 25 649

8 лет (1930 г.) - 31 595

9 лет (1929 г.) - 30 814

10 лет (1928 г.) - 35 143

11 лет (1927 г.) - 33 513.


Данный демографический показатель отражает сочетание прежде всего двух факторов: рождаемости в определенный год и выживание рожденных до 1940 г.

Мы наблюдаем неуклонное снижение рассматриваемого нами демографического показателя с 1931 по 1933 г. При этом падение в 1933 г. даже несколько замедлилось, что должно говорить о некоторой переоценке фактора голода первой половины 1933 г., которое совершается сегодня. Очевидно, что факторы, снижающие данный показатель в 1931-1933 гг.. действовали не половину голодного года, но на протяжении трех лет, и говорить сегодня об уникальности «голодомора» 1933 г. с точки зрения этого демографического показателя не приходится.

На протяжении 1934-1936 гг. происходит восстановление данного показаетля до уровня 1927-1928 гг., т. е. до коллективизации. Соответственно, мы вправе предположить, что негативные факторы 1931-1933 гг. в течение 1934-1936 гг. были преодолены и демографический процесс вернулся к своей доколхозной динамике.

В 1938 г. происходит резкий скачок показателя, что логично связать с воздействием постановления ЦИК и СНК СССР от 27 июня 1936 г. «О запрещении абортов, увеличении материальной помощи роженицам, установлении государственной помощи многосемейным, расширении сети родильных домов, детских яслей и детских садов, усилении уголовного наказания за неплатеж алиментов и о некоторых изменениях в законодательстве о разводах».


Мой вывод: данный демографический показатель подтверждает мою точку зрения, согласно которой на территории Саратовского края-области голодомор весны 1933 г. не был следствием какой-то уникальной ошибки или "перегиба" зимы 1932/33 г., был составной частью общего кризиса 1931-1933 гг., не имел таких чрезвычайных масштабов, о которых сегодня склонны говорить, а с 1934 г. пошел процесс нормализации ситуации и неуклонный рост уровня жизни, который достиг пика накануне войны.